В России грядет рейдерский беспредел

Как стало известно на прошлой неделе, Минэкономразвития РФ готовится внести изменения в федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ. В случае их принятия кредитор будет наделен правом поглощения бизнеса несостоятельного должника.

Опись имущества ОАО. Фото: Виталий Иванов /ТАССОпись имущества одном из ОАО. Фото: Виталий Иванов /ТАСС

В настоящее время законных способов смены владельца юридического лица (за исключением банковских организаций) против его воли не существует, поэтому новый закон юристы уже обозначают как начало новой эры передела собственности в России. По сути, речь идет об узаконенном рейдерском захвате чужого бизнеса — правда, перед этим новому владельцу нужно будет стать собственником долговых обязательств жертвы.

По словам председателя Республиканского юридического общества Александра Хаминского, в выигрыше от принятия новой поправки окажутся, в первую очередь, банки — они получат рычаги, необходимые для быстрой смены собственника. «Если сегодня план реструктуризации проблемной задолженности разрабатывает либо должник, либо арбитражный управляющий, то с принятием поправок в ФЗ «О несостоятельности» кредиторы получат право разрабатывать собственный альтернативный план», —  пояснил юрист.

Механизм смены собственника будет выглядеть следующим образом. Кредиторов наделят правом включать в план реструктуризации конвертацию долга в акции. Потом эти акции перейдут в руки кредиторов.

«Можно предположить, что появление подобной новации непосредственно связано с ухудшением экономической ситуации в стране, — продолжил Хаминский. — Банки обеспокоены серьезным падением темпов роста корпоративных кредитных портфелей».

Так, по оценкам аналитиков «Рус-Рейтинг», он составил 7,5% за девять месяцев текущего года против 14,7% за аналогичный период 2014 года. Доля просроченной задолженности при этом возросла от показателя 4,3% (1,1 трлн руб.) за девять месяцев 2014 г. до 5,8% (1,8 трлн руб.) за аналогичный период 2015 года.

«В ситуации снижения темпов экономического роста и нестабильности экономики в целом кредиторы больше не могут себе позволить ждать, когда заемщик расплатится. Высоки риски, что другой кредитор инициирует процедуру банкротства несостоятельного должника, получив возможность ввести «своего» арбитражного управляющего», — предположил Хаминский.

По статистике, в 2015 г. банки подали на 30% больше исков о банкротстве к своим корпоративным клиентам, чем в прошлом году. Причем сегодня осуществление процедуры банкротства — весьма затратное предприятие для банка, поэтому банки предпочитают «банкротить», в основном, крупный бизнес. Так, в этом году несостоятельными были признаны крупнейший авиаперевозчик «Трансаэро» и строительная компания «СУ-155».

«Принудительная смена собственника — мечта любого кредитора, — отметил Хаминский. — В случае принятия поправок уже не будет необходимости договариваться с владельцем бизнеса — появится механизм, позволяющий легко и просто «избавиться» от такого владельца. Причем вне зависимости от того, его ли действия привели компанию к банкротству».

Юрист выразил сомнение в том, что данные изменения в законодательстве направлены на финансовое оздоровление бизнеса. «Налицо узаконивание процедуры перехвата управления. Данное нововведение в целом не выдерживает никакой критики — так, по новому закону неснятая судимость предпринимателя может явиться основанием для признания его «недобросовестным должником». И по прочим условиям для конвертации задолженности также масса вопросов», — заключил он.

Не понятно, например, каким образом планируется защищать интересы кредиторов миноритарных — будет ли принята норма, согласно которой решение о конвертации долга в акции должно быть принято всеми кредиторами с процедурой выкупа данного долга у «несогласного» кредитора по аналогии с выкупом акций у миноритарных акционеров.

Александра МИТРОХИНА