На произвол судьи: как вас могут посадить по спорным статьям

суд, фемида, юрист

12 декабря в России — День Конституции. Мария Борзунова рассказала о том, как основной закон государства, обладающий де-юре высшей силой, не способен защитить обычных граждан и как нарушается одно из базовых прав человека — на свободу слова.

Мужа Александры Шиловой, Владимира Тимошенко, в ноябре осудили на два года строгого режима за пост во «ВКонтакте». Это не первый срок Тимошенко. В 2010-ом он получил пять с половиной лет за то, что он якобы собирался подорвать Новгородский кремль. «Его курировало новгородское ФСБ, раз в месяц приезжал для беседы сотрудник с предложениями о сотрудничестве но он всегда отказывался», — рассказывает его жена.

Два года назад Владимир еще сидел в колонии. Он позвонил жене и продиктовал ей пост, который Анастасия опубликовала в группе «Славянская сила „Норд-вест» Петербург». Полтора года пост никого не интересовал, но как только Тимошенко вышел на свободу, следователи внезапно вспомнили о старом тексте. На свободе Владимир Тимошенко пробыл всего 12 дней. В посте он говорит о «репрессивно-карательном аппарате», что с ним надо бороться, но при этом не призывает к конкретным действиям. Эксперты решили по-другому: «Текст носит оскорбительный и унизительный характер по отношению к служащим учреждений и институтов государственной власти. Произведение крайне негативистского и агрессивного характера, сопровожденного оскорбительными высказываниями и угрозами деградации „народа» и расправы над ним, чтобы внушить потенциальным читателям как не требующий доказательства императив необходимости расправы над представителями социальной группы».

Экспертам не понравилась фраза «нанести удар по карательно-репрессивному аппарату» — видимо, именно это они и сочли за призыв. Сам Тимошенко вину не признал и говорил, что просто воспользовался своим правом на свободу слова, прописанным в Конституции. Тимошенко и его адвокат Виталий Черкасов подали жалобу на приговор. Сейчас он до сих пор в петербургских «Крестах». СИЗО вот-вот должны расформировать и переделать в гостиницу. Для Александры это особенное место — именно здесь они с Тимошенко поженились.

Дело Тимошенко вызвало большой резонанс. Правозащитники и юристы считают, что два года строгого режима — слишком жесткий срок всего лишь за пост вконтакте, в группе, где меньше 400 участников. https://vk.com/club60982278 Адвокат Черкасов говорит, что чиновники в принципе не могут составлять социальную группу — именно в оскорблении этой группы и обвиняют Тимошенко. Он ссылается на рекомендации Минюста.

Статья 282 — одна из самых резонансных в уголовном кодексе. В этом году «Открытая Россия и Евгений Корт, который был осужден по этой статье за то, что сохранил картинку с Пушкиным и Тесаком в контакте, подали жалобу в Конституционный суд. В ней заявители пишут, что 282 противоречит 29-ой статье конституции, которая гарантирует свободу слова и мысли.

Но Конституционный суд отказался рассматривать жалобу. Как и все заявления еще по одной спорной статье, осуждающей за мнение, 280.1, «Призывы к сепаратизму». По ней сейчас обвиняют крымского татарина Сулеймана Кадырова за обычный комментарий в соцсети. В 2015 году к нему в первый раз пришли с обысками, а в прошлом году – во второй. Сулейман Кадыров приехал в Феодосию в 1990-м году. Бывший сотрудник МВД Украины, после событий 14-го года он вошел в комитет по защите прав крымскотатарского народа. Кадыров никогда не скрывал своей позиции по Крыму, дело завели за комментарий под видео в соцсети.

По словам Кадырова, это был вообще не его комментарий, хотя от мнения о принадлежности Крыма он не отказывается. Крымский татарин говорит, что его позиция основана на международных договорах: например, на Будапештском меморандуме. О нем же говорила и телеведущая Ксения Собчак — она буквально повторила мысль Кадырова. Вот только Собчак вряд ли будут судить, а дело Кадырова уже передано в суд. В возможность оправдательного приговора он не верит.

Юрист «Агоры» Рамиль Ахметгалиев изучал практику по этой статье. Именно он подавал жалобу в Конституционный суд на основании другого похожего дела — блогер Рафис Кашапов тоже писал о Крыме. По словам Ахметгалиева, в случае Кашапова не было призывов к насильственным действиям. Но Конституционный суд жалобу рассматривать также отказался: «Любое высказывание, мнение критическое по поводу принадлежности территорий, если вы высказываете сомнение о принадлежности территории, автоматически получается этот состав».

Еще одна статья, которая, по мнению юристов, нарушает право на свободу слова —148-ая, которая должна наказывать за оскорбление чувств верующих. Адвокат «ловца покемонов» Руслана Соколовского — его судили как раз за оскорбление чувств верующих — готовит жалобу на эту статью в Конституционный суд. Алексей Бушмаков говорит, что юристов не устраивает применение статьи и формулировка. По словам адвоката, эта статья публичная, в ней даже не нужны потерпевшие, которые могли бы оскорбиться действиями обвиняемого. Достаточно экспертизы, которая ложится в основу дела. Как говорит Бушмаков, экспертиза зачастую делается людьми, которые сотрудничают со следствием.

По словам Бушмакова, 148-я статья противоречит 29 статье Конституции о свободе слова и мнения. Адвокат считает, что если в словах нет призывов к насилию, то и не должно быть наказания. За оскорбление чувств верующих судят и тех, кто, к примеру, публикуют карикатуры на Иисуса Христа, и тех, кто отрицает существование Бога в принципе.

Дмитрий Литвин из Иркутска стал обвиняемым по статье оскорбление чувств верующих в начале апреля этого года — через две недели после антикоррупционного митинга «Он вам не Димон», в котором он тоже участвовал. Литвин — анархист и 9 апреля он с соратниками планировал провести совет несогласных, чтобы обсудить, что делать после митинга. Но 8 апреля ко всем организаторам пришли с обысками.

Литвин связывает уголовное преследование именно с политикой. Он ожидал, что его скорее обвинят по 282-ой статье, но никак не в оскорблении чувств верующих. По словам Литвина, в деле нет даже заявителя: то есть непонятно, кого конкретно оскорбили публикации. Сейчас молодой человек под подпиской о неразглашении и не может рассказать подробности. Известно, что среди эпизодов — фотография среднего пальца на фоне церкви.

Все эти статьи объединяет то, что по ним срок можно получить за ненасильственноей действие — просто высказав мнение. Правозащитники и юристы считают, что так власть пользуется уголовным кодексом для борьбы с инакомыслием.

Мария Борзунова

© Ссылка на источник