Уголовный проступок и будут ли за него судить в России

Представительство в суде

Представительство в суде

Верховный суд России предложил закрепить в законодательстве страны новый тип нарушения закона, который будет называться «уголовный проступок». К этим проступкам будут относить преступления небольшой тяжести, за которые не предусмотрено лишение свободы.

Предложение ввести такое понятие содержится в проекте поправок в уголовный кодекс, который уже получил одобрение со стороны Верховного суда и в ближайшее время будет направлен в Госдуму, сообщили в пресс-службе суда.

Что это такое?

Уголовный проступок — это нечто среднее между административным правонарушением и уголовным преступлением. Главное отличие от преступления заключается в том, что проступок не влечет за собой лишения свободы и судимости.

По словам инициаторов поправок, уголовным проступком можно будет назвать преступления небольшой тяжести, например причинение легкого вреда здоровью, заражение венерической болезнью, клевету, нарушение авторских прав и незаконное предпринимательство.

Верховный суд рассматривает уголовный проступок как самостоятельный вид нарушения закона. «Я рассматриваю его как элемент новой концепции уголовно-правовой политики России», — заявил председатель суда Вячеслав Лебедев.

Зачем и для кого это нужно?

Уголовный проступок, как говорил Лебедев, нужен для того, чтобы у осужденного не было «балласта» в виде судимости и стало больше возможностей для социальной адаптации после осуждения. Лебедев считает, что это поможет не калечить судьбу человека, который еще может исправиться.

В пояснительной записке к законопроекту, с которой ознакомилась Русская служба Би-би-си, говорится, что немало людей в первом полугодии 2017 года были осуждены за «преступления, не представляющие большой общественной опасности».

В записке поясняется, что поэтому необходимо ввести особый вид ответственности для тех, кто совершил преступление с «минимальной общественной опасностью», а также для тех, кто нарушил уголовный кодекс впервые и может «быть исправлен без применения уголовного наказания».

При этом если человек, совершивший уголовный проступок, «не осознает проявленную к нему гуманность» и уклоняется от исполнения решения суда, он понесет уголовную ответственность в полном объеме, говорится в пояснительной записке.

В уголовном кодексе уже сейчас есть более 80 составов преступлений, за которые нет наказания в виде лишения свободы, а число осужденных по таким статьям в 2016 году составило более 40 тысяч человек, говорится в пояснительной записке.

Эксперты считают, что выделение уголовного проступка поможет судебной системе. Нагрузка на нее станет ниже, так как дела по уголовным проступкам, скорее всего, будут рассматриваться в упрощенном режиме, считает Руслан Долотов, кандидат юридических наук, доцент факультета права НИУ «Высшая школа экономики», партнер адвокатского бюро «Феоктистов и партнеры».

«Это значительно разгрузит судебную систему», — согласна с ним Анастасия Рагулина, доцент Московской государственной юридической академии имени Кутафина, кандидат юридических наук, директор юридической группы «Яковлев и Партнеры».

Какие могут быть проблемы?

Долотов отмечает, что в конфликт с новым понятием может войти административная преюдиция, существующая сейчас в российском уголовном законодательстве.

Административная преюдиция — это когда в случае повторного совершения административного правонарушения за него назначают уже уголовное наказание. Как правило, это наказание за преступления небольшой тяжести, не влекущее лишения свободы.

Получается, что это понятие пересекается с уголовным проступком, из-за чего весь смысл административной преюдиции теряется, говорит эксперт.

Во время принятия нового уголовного кодекса в 1996 году поначалу было решено отказаться от административной преюдиции в принципе, но спустя несколько лет это понятие все-таки вернулось в российское законодательство.

Яркий пример административной преюдиции — дело Ильдара Дадина, который был привлечен к уголовной ответственности на основании двух предыдущих административных дел.

Ему в итоге удалось оспорить в Конституционном суде свой приговор. Суд решил, что Дадин был лишен процессуальных гарантий, которые может предоставлять уголовно-процессуальный кодекс, и потому привлечение его к уголовной ответственности неправомерно.

С Долотовым не согласна Анастасия Рагулина — она считает, что эти понятия никак не пересекаются. По ее словам, возможность административной преюдиции прописана в каждой конкретной уголовной статье.

Это могут быть статьи как с лишением свободы, так и без. В любом случае административное правонарушение по логике законодателя не обладает общественной опасностью, а уголовный проступок — обладает, но минимальной, поясняет эксперт.

Рагулина считает, что никаких проблем с новым понятием возникнуть не должно.

Как сейчас можно избежать судимости?

Не стать судимым по преступлениям небольшой и средней тяжести можно и сейчас — при назначении штрафа или в случае, если стороны конфликта примирятся еще до судебного заседания.

Также избежать уголовного наказания можно при так называемом деятельном раскаянии — то есть в ситуации, когда преступник сам сообщил о своем преступлении, а также позаботился о возмещении вреда или хотя бы уменьшении или устранении его последствий.

Кроме того, уголовный кодекс предусматривает освобождение от уголовной ответственности по экономическим делам — правда, этот принцип часто не соблюдается.

Как в других странах?

Институт уголовного проступка исторически активнее всего развивался во Франции, говорит Руслан Долотов. Изначально уголовные проступки существовали и в Уголовном уложении Российской Империи 1903 года. Многие его положения были основаны на французском и немецком уголовном законодательстве.

Уголовный проступок и сейчас в том или ином виде есть, в частности, в законодательстве ФРГ, Италии, Австрии и Швейцарии.

«Сейчас лишь три страны из бывших стран СНГ продолжают обходиться без уголовных проступков и административной преюдиции: Молдавия, Азербайджан и Армения», — говорит Долотов.

Он уточняет, что последняя скоро выпадет из этой тройки, так как в концепции нового уголовного кодекса Армении преступления небольшой тяжести являются «аналогами» уголовных проступков: за эти преступления не назначается лишение свободы и они не влекут судимости, если совершены впервые.

Категорию уголовных проступков в законодательстве уже закрепили Украина и Казахстан, добавляет эксперт. При этом в Казахстане убрали понятие административной преюдиции, которое до этого существовало в законодательстве этой страны.

«Курс на гуманизацию»

Курс на гуманизацию уголовного законодательства Верховный суд России объявил еще несколько лет назад, но последний год глава суда говорит об этом особенно активно.

Так, с начала 2017 года в уголовном кодексе появился новый вид наказания — принудительные работы. Такое наказание суд может назначить за преступления небольшой и средней тяжести, а также за тяжкие преступления, совершенные впервые.

От уже закрепленных в законодательстве исправительных работ это отличается тем, что осужденный будет обязан жить в специальном центре и работать в назначенной ему компании, в то время как при исправительных работах осужденный может продолжать работать там, где и прежде.

Часть зарплаты во время принудительных работ (от пяти до 20 процентов) уходит государству, как и при исправительных работах. Помимо исправительных и принудительных работ в законодательстве есть еще и понятие «обязательные работы», но оно подразумевает бесплатный труд в свободное от работы время.

Согласно статистике судебного департамента при Верховном суде, за первую половину 2017 года наказание в виде принудительных работ получили всего 196 осужденных. При этом всего осуждено за этот период было 350 тысяч человек. Для сравнения, за тот же период наказание в виде обязательных работ получили 64 тысячи человек, исправительных работ — 25 тысяч человек.

Частично это связано с тем, что число мест для отбывания нового вида наказания крайне ограничено. К моменту начала действия нового наказания на всю Россию в исправительных центрах, предназначенных для отбывающих это наказание, насчитывалось всего 896 мест.

Однако эти центры все равно до сих пор не заполнены. Анастасия Рагулина считает, что суды не назначают такое наказание просто потому, что оно новое. Также в общей массе может быть мало осужденных за деяния, за которые можно назначать такое наказание.

Что же касается идеи введения в российское законодательство понятия уголовных проступков, то она не нова, поясняет Руслан Долотов. По его словам, о них говорилось еще в концепции судебной реформы в начале 1990-х годов.

Долотов отметил, что сложно сказать, почему в итоге это понятие не ввели. Скорее всего, из опасений внести дисбаланс между административными правонарушениями и уголовными проступками: четкие критерии для их разграничения тогда отсутствовали, говорит эксперт.

© Ссылка на источник